Словно осенние листья, карты покружились и улеглись на полу. Рено расстегнул куртку и вынул свежую колоду карт из кармана рубашки. Сдается по пять карт, роиграть сказал он хрипло, - прикуп из двух карт, кон на столе, предварительные ставки по пять долларов… Я сдаю. Слова были знакомы Еве.

Никогда не ожидал увидеть нечто подобное. Один из моих любимых авторов. Наверное потому, что он был таким же интровертом, анализирующим самого себя, глубоко погруженным в собственное эго, пьиграть и я. Он прибыл сюда и после того пожелал, чтобы на его могильном памятнике написали: Henri Beyle, Milanais - Анри Бейль, миланец. Сама я всем сердцем римлянка, но могу его понять.