Губы царственной особы едва уловимо задвигались, она спросила. Дверь снова зазвенела. Одна из петель поддалась. Правда. - голубые глаза широко раскрылись, и Глориана неожиданно рассмеялась.